Так Господь вернул меня на путь моей Души.

  Автор:
  1511

Слова сына, как будто разбудили меня. А ведь он прав. Кто дал мне право решать, что будет лучше для моих родных? Как часто мы скрываем свои чувства от тех, кто рядом. А потом, долго не можем понять почему нас не понимают.

В поликлинику мы больше не ездили. Не было смысла — районные врачи впервые слышали про этот диагноз. Маму поставили на учет в институт Неврологии. Только там занимались этими больными.

— Не пытайтесь предпринять что-то сами. Бесполезно искать помощи за рубежом. Лечения нет. Мы возили группы в Израиль, ничего не помогло. Лекарство ищут — это произнес мамин лечащий врач.

Я благодарна за ту поддержку, которую они нам оказывали. Они всегда были рядом, помогали как могли. А могли они, к сожалению, не многое.

Маму включили в экспериментальную группу, которой кололи уколы. Конечно, мы были предупреждены, что эти уколы тестируются, но это давало надежду.

Мама же ничего не знала. Она верила в чудо. Да и про диагноз она только догадывалась. А я врала. Врала каждый день, что она перепутала и у нее не БАС, а заболевание мотонейронов, а это другое. Я так придумала… Придумала, чтобы не отнять у нее надежду.

Но эта надежда таяла с каждым днем. Я покупала маме тросточку, а нужны были уже ходунки. Покупала ходунки, а уже нужна была коляска. Покупала коляску, а уже требовалась специальная кровать. Болезнь была быстрее нас.

Неожиданный перерыв с лекарством. Группу закрыли, лекарство не помогло. Результаты отрицательные.

— Мы обязательно возобновим лечение, группа будет открыта — успокаивал меня врач.

Через несколько месяцев группу действительно открыли и продолжили лечение. Но маму в нее уже не вязи. Взяли только тех, кто хоть как — то мог передвигаться, а мама к тому времени лежала…

— Лена, мама уже в том состоянии, что мы не можем ее взять. На данный момент мы бессильны.
— Я не могу ей этого сказать. Я буду колоть плацебо. Дайте мне ваши шприцы и какое — нибудь лекарство.

Я привезла маме “лекарство” и мы продолжили “лечение”. Только мы с мужем знали, что обманываем всех. Но это дало маме надежду.

Да, я хорошо понимала, что я вру, но у меня не было выбора. Я врала везде и всем. Я врала папе, брату, сыну. Я не хотела отнимать у них надежду. Мне не было от этого легче, но и выхода другого я не видела.

Я увязла во вранье. Мне становилось труднее и труднее скрывать правду, мама догадывалась. Я находилась на грани нервного срыва. Папа, не зная правды, начал злится. Он злился на маму за то, что она не идет на поправку, злился на меня за то, что я не нашла еще того врача, кто поможет, злился на врачей за то, что они не помогли до сих пор…. Нет, он не показывал, однако я чувствовала это.

Очередной раз, когда я приехала за шприцами, видя мое состояние, врач произнес:

— Ты не должна больше ничего скрывать. Расскажи все дома. Лен, пойми, ты должна сказать.

Вечером, когда мама уснула, я позвала в соседнюю комнату папу, брата, сына и мы с мужем рассказали им всю правду.

— Мама давно не получает лекарство. То, что мы колем — это плацебо. Надежды больше нет. Мы должны быть рядом с ней и верить в чудо. Простите меня, что я не сказала вам правду раньше. Я не могла. Я не знала, как сказать.

Я рыдала, папа с братом ходили по коридору, закуривая одну сигарету за другой. И только сын, тогда ему было 17, подошел ко мне и как то по-взрослому, строго так, сказал:

— Ты не имела право молчать. Кто тебе дал право решать все за нас??? Мы все бы тебе помогали. Не делай так больше никогда.

Эти слова как будто разбудили меня. А ведь он прав. Кто дал мне право решать, что будет лучше для моих родных? Как часто мы скрываем свои чувства от тех, кто рядом. А потом, долго не можем понять почему нас не понимают.

Я хорошо усвоила этот урок и больше никогда ничего не скрывала. Я хорошо поняла, что такое семья, ощутила ее силу. Нас это очень сильно сплотило, объединило. А впереди нас ждала борьба, борьба за жизнь мамы…

Со мной была вся моя семья, со мной был Господь. Он всегда был рядом, поддерживал, держал меня за руку. Я отчетливо понимала, что Господь пытался говорить со мной, но я этого пока не понимала…

Я многое еще не понимала. А главный урок, который я должна была пройти — еще впереди… Впереди то, что навсегда изменит мою жизнь…

Я замкнулась. Для меня существовал только один мир — мир моей семьи. Я стала терять друзей, так как ни один разговор не могла поддержать. Был только внутренний мир, внешнего не было вовсе, он просто погас для меня.

Господь не покидал меня ни на минуту, все чаще и чаще давая мне подсказки, направляя меня. Я очень хорошо понимала, что он хочет мне что-то сказать, хочет чтобы я что-то увидела, но я не понимала его языка и только молила:

-— Господи, я вижу что ты мне что-то показываешь… Я пока не понимаю тебя… Только ты покажи мне так, чтобы я смогла понять тебя…

И он мне показал… после того, как в апреле 2013 года мы похоронили моего брата, которому было 35 лет.

Маме стало еще хуже. Она не могла отпустить Алешу. Все осложнялось еще и тем, что она уже лежала. Она была почти полностью парализована, шевелились только руки. А еще… Еще она считала себя полностью виновной в его смерти. А у меня было только одно желание — не свихнуться, не сойти с ума.

Я умоляла ее разрешить мне пригласить Батюшку, чтобы она исповедовалась. Но мама не соглашалась. Боялась, что увидят соседи — не поймут.

В тот день меня встретил встревоженный папа:

-— Лен, матери мешает спать птица. Она бьется в окно…
-— Какая птица?
-— Спроси у матери…

-— Мам, какая птица? Где она?
-— Она сначала прилетала и билась в окно. А потом … —- она повернулась и показала на стену, возле которой стояла ее кровать —- потом ее большие черные крылья были здесь на стене. Она не дает мне спать…

Господи! Ну, пожалуйста! Помоги мне!

Я вспомнила, что в Москве есть Храм Спаса Преображения в Переделкино, там старец Илий. Он принимал не всегда, не всех. Мне срочно нужно туда попасть.

-— Леш, я утром уеду. Я не знаю сколько это займет время. Ничего не говори маме, просто поезжай к ним. Я приеду позже.

Рано утром я села в машину и уехала.

Народа на службе было очень много. Илий здесь, он будет принимать. Все эти люди к нему. После окончания службы, все вышли во внутренний дворик, где и ожидали начало приема. Среди нас были те, кто уже не первый раз приезжал, чтобы поговорить со старцем. Это не пугало меня, я знала, что дождусь.

Я присела около старца, он склонил голову, чтобы выслушать меня.

-— Помогите мне, пожалуйста… Мир рушится… Я больше так не могу… Мне кажется, что я начинаю сходить с ума…

Я долго рассказывала ему и про крылья, и про маму, и про все что сейчас происходит в моей жизни. Он слушал, молился и потом тихо-тихо произнес:

-— За мамой пришла смерть. Светлые силы не отдают ее в темные руки. Ты не должна этого бояться. Пособоруй маму… Ты будешь жить в деревне, земля вас объединит…

Я поблагодарила старца, он благословил меня и я уехала. Я ничего не поняла про деревню, про которую говорил старец, ведь я жила в Москве, в квартире… Какая деревня? Какая земля нас объединит? Кого нас?

Маме стало немного лучше. Она уже не видела ни какой птицы, больше об этом мы не говорили. А спустя несколько дней, я пригласила Батюшку, для того, чтобы он соборовал маму. Это было 18 сентября 2013 года.

19 сентября 2013 года — мамы не стало.

Я знала точно, что я поступила правильно, она ушла спокойно. Вот только что теперь делать мне? Я не могу жить как раньше. После того, как я держала в руках смерть, от прежней меня ничего не осталось. Это первое знакомство с Душой, она есть. Есть невидимый мир, в котором теперь живут мама и брат. И все это есть в моей жизни.

Мне предстоит с этим разобраться. Прежнего мира нет и не будет. Но есть другой. Я пока не умею в нем жить … А все ведь это не просто так.

С работы я уволилась… Я ушла в никуда, в пустоту… Так Господь вернул меня на путь моей Души. Но это произошло не сразу. Мне предстояло познакомиться с собой новой, узнать себя…

Так Господь вернул меня на путь моей Души.

   1 голос
Средняя оценка: 5 из 5
Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Подпишись на новости от Селена. Первый возрождающий бизнес - центр.
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук