Архив рубрики: Личная история

Сегодня мне 46. И я необыкновенная.

  Автор:
  1201

Сегодня мне 46. Почти за 3 года в интернете, я многого добилась. Мне было трудно не только встать на ноги, найти свой путь, но и пробиться среди вранья, среди тех правил, которые царят в этом бизнесе. Ведь вся моя необыкновенность — это всего лишь понимание людей, следование своим ценностям и отсутствие погони за деньгами.

— Ты необыкновенная!

— Спасибо. Мне приятно это слышать, но в чем моя необыкновенность мне кажется, что я обычная.

— Нет, сорри. Ты не такая как все. И в этом я буду категорична. Ты обладаешь многими и личностными компетенциями, и отношением, и навыками, которыми обычные не обладают. Ты не такая как они.


Еще недавно свою необыкновенность я принимала за неудобство, считала что, такие как я просто не удобны для социума.

А собственно в чем это неудобство?

В том, что я слишком требовательна к себе и того же ожидала от коллег? В том, что однажды меня прозвали совестью проекта? В том, что я не хочу предавать свои ценности? Предавать себя? В том, что я имею свое мнение, которое не боюсь сказать?

Или в том, что я считаю, что если ты назвался специалистом, то будь добр, изучи сначала, то о чем ты говоришь. Особенно если речь идет о судьбе человека. Ошибку, например, дизайнера, маркетолога, smm — щика исправить можно… А вот поломанные судьбы людей — сложнее.

Так в чем?

Я пришла в интернет чуть более трех лет назад. Пришла слепым котенком, ничего не понимая, ничего не зная. Мне было далеко не 15 и за плечами огромный опыт. Более 20 лет в бизнесе на руководящей должности, вывод бренда на рынок, организация международных выставок, конкуренция, успех… А дальше трагедия… Три года борьбы, борьбы за жизнь любимого и самого дорогого мне человека…

В тот момент, когда мне казалось что свет погас, Творец взял меня за руку и вывел меня из темноты. Вывел на новую дорогу, вывел на свет.

Тогда я еще не понимала, какая сила в поддержке Творца. Тогда не понимала…

И вот я в интернете. Это новая территория, я здесь ничего не знаю. И здесь свои правила игры. Надо сказать, что они мне никогда не нравились.

Мои первые шаги напомнили мне поход через болото. Я шла вперед и не понимала, куда поставить ногу, хваталась за палку, переставляя которую, пыталась нащупать твердую почву. Это был путь по кочкам, вязкому, пропитанному водой грунту, в промокшей одежде и обуви, зачастую без малейшей возможности для нормального отдыха, в непрерывном сопровождении агрессивных кровососущих насекомых.


— Что? Ты хочешь работать в теме психологии? А какие у тебя есть результаты? Покажи свои кейсы?

— Какие кейсы? Я новичок. Я только пришла в этот бизнес. У меня есть личный опыт, личные победы.

— Да кому это надо? Что ты конкретно можешь показать?
Читать далее »

Так Господь вернул меня на путь моей Души.

  Автор:
  1571

Слова сына, как будто разбудили меня. А ведь он прав. Кто дал мне право решать, что будет лучше для моих родных? Как часто мы скрываем свои чувства от тех, кто рядом. А потом, долго не можем понять почему нас не понимают.

В поликлинику мы больше не ездили. Не было смысла — районные врачи впервые слышали про этот диагноз. Маму поставили на учет в институт Неврологии. Только там занимались этими больными.

— Не пытайтесь предпринять что-то сами. Бесполезно искать помощи за рубежом. Лечения нет. Мы возили группы в Израиль, ничего не помогло. Лекарство ищут — это произнес мамин лечащий врач.

Я благодарна за ту поддержку, которую они нам оказывали. Они всегда были рядом, помогали как могли. А могли они, к сожалению, не многое.

Маму включили в экспериментальную группу, которой кололи уколы. Конечно, мы были предупреждены, что эти уколы тестируются, но это давало надежду.

Мама же ничего не знала. Она верила в чудо. Да и про диагноз она только догадывалась. А я врала. Врала каждый день, что она перепутала и у нее не БАС, а заболевание мотонейронов, а это другое. Я так придумала… Придумала, чтобы не отнять у нее надежду.

Но эта надежда таяла с каждым днем. Я покупала маме тросточку, а нужны были уже ходунки. Покупала ходунки, а уже нужна была коляска. Покупала коляску, а уже требовалась специальная кровать. Болезнь была быстрее нас.

Неожиданный перерыв с лекарством. Группу закрыли, лекарство не помогло. Результаты отрицательные.

— Мы обязательно возобновим лечение, группа будет открыта — успокаивал меня врач.

Через несколько месяцев группу действительно открыли и продолжили лечение. Но маму в нее уже не вязи. Взяли только тех, кто хоть как — то мог передвигаться, а мама к тому времени лежала…

— Лена, мама уже в том состоянии, что мы не можем ее взять. На данный момент мы бессильны.
— Я не могу ей этого сказать. Я буду колоть плацебо. Дайте мне ваши шприцы и какое — нибудь лекарство.

Я привезла маме “лекарство” и мы продолжили “лечение”. Только мы с мужем знали, что обманываем всех. Но это дало маме надежду.

Да, я хорошо понимала, что я вру, но у меня не было выбора. Я врала везде и всем. Я врала папе, брату, сыну. Я не хотела отнимать у них надежду. Мне не было от этого легче, но и выхода другого я не видела.

Я увязла во вранье. Мне становилось труднее и труднее скрывать правду, мама догадывалась. Я находилась на грани нервного срыва. Папа, не зная правды, начал злится. Он злился на маму за то, что она не идет на поправку, злился на меня за то, что я не нашла еще того врача, кто поможет, злился на врачей за то, что они не помогли до сих пор…. Нет, он не показывал, однако я чувствовала это.

Очередной раз, когда я приехала за шприцами, видя мое состояние, врач произнес:

— Ты не должна больше ничего скрывать. Расскажи все дома. Лен, пойми, ты должна сказать.

Вечером, когда мама уснула, я позвала в соседнюю комнату папу, брата, сына и мы с мужем рассказали им всю правду.

— Мама давно не получает лекарство. То, что мы колем — это плацебо. Надежды больше нет. Мы должны быть рядом с ней и верить в чудо. Простите меня, что я не сказала вам правду раньше. Я не могла. Я не знала, как сказать.

Я рыдала, папа с братом ходили по коридору, закуривая одну сигарету за другой. И только сын, тогда ему было 17, подошел ко мне и как то по-взрослому, строго так, сказал:

— Ты не имела право молчать. Кто тебе дал право решать все за нас??? Мы все бы тебе помогали. Не делай так больше никогда.

Эти слова как будто разбудили меня. А ведь он прав. Кто дал мне право решать, что будет лучше для моих родных? Как часто мы скрываем свои чувства от тех, кто рядом. А потом, долго не можем понять почему нас не понимают.

Я хорошо усвоила этот урок и больше никогда ничего не скрывала. Я хорошо поняла, что такое семья, ощутила ее силу. Нас это очень сильно сплотило, объединило. А впереди нас ждала борьба, борьба за жизнь мамы…

Со мной была вся моя семья, со мной был Господь. Он всегда был рядом, поддерживал, держал меня за руку. Я отчетливо понимала, что Господь пытался говорить со мной, но я этого пока не понимала…

Я многое еще не понимала. А главный урок, который я должна была пройти — еще впереди… Впереди то, что навсегда изменит мою жизнь…
Читать далее »

Завтра наступило совсем скоро и перевернуло всю мою жизнь.

  Автор:
  1184

А это завтра наступило совсем скоро и перевернуло всю мою жизнь. Это конец, этого не может быть… Нет, нет, нет… это точно ошибка… События 2010 года ворвались в мою жизнь, ломая все на своем пути. Все произошло настолько быстро, что я не успевала остановиться, подумать, принять правильное решение.

Это было лето, на улице жарко. Мне сразу бросилось в глаза, что мама одета в кофту с длинными рукавами, что не естественно. Меня конечно это насторожило.

— Мам, что происходит? Ты плохо себя чувствуешь? —-
— Нет, все хорошо…—

Я подошла и расстегнула ей кофту. Она прятала огромный синяк на предплечье.

—- Что это значит? Что это? —
— Я упала. Не переживай, все нормально —

Упала… Как так можно упасть? Да и мама вела себя как то странно. Всегда веселая, живая женщина, в этот раз выглядела поникшей, уставшей.

На следующих выходных, я обнаружила, что появился еще один синяк.

— Мам, ты ничего не хочешь мне сказать? —-
Читать далее »

Это был такой драйв… Это нельзя забыть.

  Автор:
  1321

С моим повышением началась и моя карьера на Международных выставках “Интершарм”. Для меня это был новый опыт, новая точка роста. То, что еще недавно казалось недосягаемым, стало реальностью.

Я не люблю стабильную стабильность, она похожа на болото, которое тебя засасывает с ног до головы и выбраться из него очень сложно. Именно участие в выставке дало ощущение того самого движения, драйва. А еще это новые клиенты, новые договора, переговоры, презентации.

Выставка всегда проходила осенью, поэтому зима обещала был очень насыщенной на события. Я уже меньше находилась в офисе, все больше ездила на переговоры, презентации. Появились сапожки на каблучках, деловые костюмы и, конечно же, дамский деловой портфель.

И вот 22 февраля, на улице гололед, я возвращаюсь домой, вся при параде, на каблуках. Еду домой с очередной презентации. По дороге забежала в магазин, так что еще и сумки довольно тяжелые в руках. Очень скользко. Я на высоких каблуках.

И вдруг нога подворачивается и лодыжка буквально складывается пополам. Я не почувствовала боли, однако сомнений, что ногу сломала у меня не было. И это около самого подъезда. Осталось пройти несколько шагов.

Стою и не понимаю, что делать дальше. Телефона нет. На улице темнота. Я одна. Выбор не большой — сесть в сугроб и сидеть… Или попытаться дойти до дома…

Собрав всю волю в кулак, стиснув зубы, дошла или допрыгала до подъезда, не помню как, но вот он лифт. Этаж. Квартира. Звоню в звонок. Дверь открыл брат.

-— Алешка, я сломала ногу —-
—Ты шутишь?-—
-— Похоже нет… Возьми сумки…-—

Плюхнулась на кровать в чем была, он помог снять сапоги. Стало понятно, что ногу я сломала.

-— Нет! Нет! Нет! Только не это… И что теперь делать? —-

Травмпункт. Гипс. Костыли. Господи, какие же они не удобные — эти деревянные костыли. И кто их только придумал? Они сами то пробовали на них походить??? Жуть. Мне очень больно подмышками. Реву белугой, то ли от того, что нога болит, то ли от того, что на костылях не получается шагать. А может быть от того, что мне есть что терять?

Конечно есть. Ведь то, что я построила, могло рухнуть… Я нужна фирме, нужна клиентам, а они нужны мне. Мне не так просто далось все то, что я построила за это время. И сейчас все это потерять? Вот так, в один миг? Мне стало страшно. Холодок побежал по всему телу.

В общем понимаю, что я попала.

Ну да, я понимаю, что страшного ничего не случилось, я жива и почти здорова. Однако для меня, для человека, который не привык сидеть дома — это катастрофа.

Вся работа с клиентами, строилась на личных отношениях. Сесть дома, означало потерять объемы продаж, клиентов, новые договора. Конечно, незаменимых не бывает и на фирме нашли бы выход из положения. Но мне этот вариант не подходил.

Пока меня муж вез домой, в голове созрел план. Я не могла себе позволить усесться дома на диване и смотреть телек. Нет. Осталось уговорить мужа.

-— Леш, ты же меня любишь? —-
-— Что ты еще придумала? —-
-— Тебе надо только отвезти меня на работу, а потом забрать… Ну пожалуйста… Ты же мне не откажешь?-—
-— Даже если откажу, тебя это остановит? —-
-— Леш, придумай, пожалуйста, что — нибудь, я же не могу на этих костылях прыгать …-—

Муж привез мне другие костыли, те, которые под локоть и отвез меня на рынок, чтобы купить что -то на ногу. Обувать то что- то надо было. Нашли лаковые калоши, они то меня и выручили. На одной ноге — лаковый черный ботинок, на другой — лаковый черный калош. Зима, я на костылях, в лаковых калошах…

Это было удивительно интересно. Так и ездила на работу каждый день. Вся фирма смеялась и просила, когда снимут гипс — подарить им мои калоши…

Я перезнакомилась со всеми директорами крупных сетей, тогда был самый пик их роста. Я не пропустила ни одни переговоры, приезжая на костылях. Вся Москва знала меня.

-— Сколько ступенек у вас в офисе? Есть ли у вас лифт? А может быть встретимся на первом этаже в кафе? —— только об этом я спрашивала, когда назначала встречу. И мне никто не отказывал. Все переговоры всегда состоялись.

Самое ценное для меня во всем этом стало то, что я при этом не чувствовала себя слабой, не нуждалось в жалости. Я не позволяла кому-либо меня жалеть. Я продолжала работать и получать удовольствие, как от работы, так и от жизни в целом.

И это все благодаря тому, что это выбрала я. Я выбрала продолжить работу, не потому что это нужно было, не потому, что я должна была работать — нет. Просто я так сама захотела.

Я выбрала продолжить активную и интересную жизнь, общение с коллегами, свое развитие.
Читать далее »

Я не стала мириться, не приняла положение жертвы. Я просто ушла.

  Автор:
  1263

Я смотрела на свою подругу, которая сидела в красивом офисе, с наушниками и таким красивым микрофоном перед ее губами… Ну прям телеведущая… Да, сейчас все изменилось, но тогда в 1999 году — это было круто.

Я рвалась на работу. И меня взяли. Взяли не в красивый офис, с наушниками и микрофоном, а торговым представителем.

Что это? И кто это? Я представляла себе очень смутно. Я пришла на фирму совсем зеленым новичком и понятия не имела, как всё это работает.

Итак, я торговый представитель. Утром я должна была быть в офисе, где проходило утреннее собрание и дальше я отправлялась на поиски тех самых клиентов, которые заключив со мной контракт, обеспечат мне приличный заработок.

Машины тогда у меня не было и я шагала по городу, наматывая километры, в поисках клиентов. Погоду я тогда тоже выбрать не могла, поэтому шла невзирая на снег, дождь, ветер. Да еще и выглядеть нужно было хорошо, ведь мы то с вами знаем, что встречают по одежке. Вот и меня встречали по одежке.

А как выглядеть хорошо, если я иду, шагаю по Москве, а ветер с дождем и снегом, бьет мне в лицо.О каких каблуках может идти речь? Купить бы что-то такое, чтобы к вечеру ноги были целы.

Парень из регионального отдела рассказывал про свою командировку в Питер. Он приехал в город на два дня и ему нужно было пройти не один десяток магазинов. На второй день его пути, он понял, что ноги стерты до мозолей. Идти нет сил.

— Иду и вижу кинотеатр. Утренний детский сеанс, отлично —- рассказывает он — Захожу, покупаю билет на последний ряд. Сажусь, снимаю ботинки, кладу ноги на переднее сидений и… засыпаю…

Вот так шагая, я заходила в каждый магазин по дороге и искренне считала, что они должны мне быть очень рады, ведь я принесла им товар, который принесет им прибыль.

Ага, размечталась. Таких, как я, там стояла очередь и каждый со своим товаром, как капля воды похожим на наш. Тогда мало говорили о маркетинге, о том, что все магазины разные. О том, что магазины делятся на категории и к каждой категории, нужен свой подход.

Наконец то после долгих поисков — вот он, тот самый магазин. Престижный, дорогой. Захожу. А там очередь из “уникальных” торговых представителей с “уникальным” предложением. Стою и понимаю, что со всеми договор не заключат.

Захожу в кабинет, ноги предательски дрожат, слова все куда-то улетучились, что помнила и то забыла. А там сидит очень обаятельная и приветливая женщина. Тогда я поняла, что только через личное обаяние, контракт будет мой.

Договор заключен, причем не на один заказ, а на регулярные поставки. УРА! Я крутая, у меня тоже получается.

Бегу на фирму. Счастливая! Будто крылья за спиной выросли. Я и забыла уже про то, что было страшно, что ноги устали, а сама промокла до ниточки. Это не важно. Важно то, что я смогла.

Утро! Собрание! И я узнаю, что этот дорогой, классный магазин передан другому торговому представителю. Почему? Да потому, что он ближе к начальству и именно он не сделал в этом месяце план и его надо спасать.

Ступор! Непонимание! Что происходит?

На все твои вопросы один ответ: — Так надо. Он более опытный… Вот тебе взамен пару магазинов.
Пару магазинов, у которых долгов больше чем моя зарплата за несколько месяцев…—

Желание заплакать, стать маленькой, прижаться к маме или к мужу, так чтобы пожалели. Я помню все свои ощущения, когда спрятавшись в туалете, я стояла и вытирала растекшуюся тушь, потому что слезы сами текли из глаз. Обидно. Но я же сильная, я не стала показывать всем, как мне больно и обидно. Им то что… Они сидят в теплых кабинетах и командуют такими дурочками как я. Ведь это не они шагали под дождем, не они боялись войти в кабинет…

Стою, смотрю на свое отражение в зеркале, а вместо счастливой и довольной, на меня смотрела растерянная девчонка. Смотрю на свой образ и только одна мысль в голове:

— Ну то, разве ты этого хотела? Что делать то будешь? —

Я не стала мириться, не приняла положение жертвы. Я просто ушла. Ушла тихо, закрыв эту дверь. Я забрала с собой больше чем они забрали у меня — забрала полученный опыт.

Очень быстро я нашла новое место работы. Это была компания, совсем не похожая на предыдущую.

Самое сложное для меня это было утро. Когда ровно в 9 -00 я должна была быть в офисе и не дай бог опоздать на 5 минут, сразу штраф, как было на предыдущем месте работы. И я кайфовала от того, как это было организовано здесь.

Компания располагалась на 5 этаже офисного здания, а перед входом в офис был большой холл, где каждое утро директор прохаживался с чашкой кофе и встречал каждого из нас. Всегда улыбка на лице и всегда — Доброе утро! — Ну а если кто-то опаздывал, то он не убирая улыбку с лица, просто покачивал головой и показывал на часы.

Это был самый большой стимул приходить вовремя.

После утренних собраний бежать на поиски клиентов не было никакой необходимости. Я планировала свой рабочий день сама. Могла целый день провести в теплом красивом офисе, сидя за рабочим столом. Главным показателем было не сколько ты прошла километров по Москве, а заказы, сделанные клиентами за этот месяц.

Я много работала на телефоне. Продажи — это просто навык, который приходит с практикой. Сначала я писала себе скрипты продаж на листке бумаги и просто зачитывала их. Однако, очень скоро я просто и легко общаясь по телефону с потенциальными клиентами, заключала с ними договора.

Я легко находила индивидуальный подход к каждому клиенту и продавала не “уникальный” товар, а выгоду от товара. Это и стало основным принципом на новом месте работы.

Я быстро пошла в гору. Меня повышают в должности. И вот у меня свой отдел, я руковожу торговыми представителями. Работа кипит. Я была самым счастливым человеком, бегом бежала на работу. Радовалась каждой победе своих ребят, гордилась ими и собой.

Мне было чем гордиться. Компания ежемесячно устраивала конкурсы с классными призами. Так как компания занималась еще и дорогой итальянской парфюмерией, то мы могли в качестве приза выбрать все, что нам нравилось. И именно мой отдел всегда занимал первое место. На фирме шутили: — Нам то, что останется после Соломатиной…—

Удивительным и самым ценным тогда для меня было то, что в компании, в коллективе была здоровая конкуренция. Мы радовались друг за друга. Это была сплоченная команда, команда, где царило человеческое отношение. Это было главным, ради чего хотелось бежать на работу.

Иногда я себя спрашивала, что было бы, если бы я проглотила обиду и осталась в той компании, в которой со мной поступили так непорядочно…

Я была счастлива, что не побоялась посмотреть в другую сторону, найти выход из сложной ситуации, который был совсем близко…Была счастлива, что смогла его увидеть…

Работая в новой компании мне даже не верилось, что может быть вот так, все гладко.

Еще одно повышение и я — руководитель оптового отдела продаж. Презентации, переговоры, встречи…

И все было бы здорово, если бы не случилось то, что случилось…

Я очень быстро проиграла. Проиграла в нечестной игре…

  Автор:
  1080

Я вернулась к своей мечте уже позже, когда была замужем и родила ребенка.

Учиться с маленьким ребенком на руках было не просто. Я помню, как подолгу засиживаясь за книгами, очень трудно было встать утром, чтобы отвести ребенка в садик. Потом лекции. А вечером семья. И так несколько лет.

Мне было не интересно учить Римское право. А вот все, что касалось Логики и Психологии, захватывало меня целиком.

Институт я заканчивала, когда сын пошел в первый класс. Он у меня пошел с 6 лет в школу. Так что учились мы вместе.

— Мам, я бестолковый, у меня не получается —- с такими словами сын однажды пришел из школы — Ты вон какая умная, а я….

— Смотри, я тоже учусь и у меня не все получается — я достала свои учебники и показала ему исчерканные листы книги — так что давай учится вместе…

Я пришла на один из последних экзаменов не совсем готовая к сдаче экзамена и поплыла.

— Я не могу прийти домой с плохой оценкой—- произнесла я, сдавая экзамен — Мой маленький контролер проверит мою зачетку и мне будет стыдно.

— У вас очень сильный аргумент — ответил преподаватель Логики — попробуйте вытянуть еще один билет.

Я была спасена. А дома гордо показала зачетку сыну. Вот так мы и учились. Я закончила юридический факультет и получила диплом юриста.

Вот оно то, о чем я мечтала. Но… Устроиться на работу в тот момент оказалось сложно. Все что было предложено — меня пугало. Это были архивы… Архив в загсе, архив в суде… Зарплата в три копейки.

Я не могу сказать, что мы жили плохо и мне нужно было срочно зарабатывать. Нет. Но засидевшись в декрете, я рвалась к самостоятельности, к самореализации. Сидеть несколько лет, перебирая бумажки — ужас.

Никого не слушая, ничего не видя — я рвалась к самостоятельности. Тем более, что моя подруга, тогда работала в крупной компании, хорошо зарабатывала. Глядя на нее, я рвалась на престижную работу.

— У меня диплом, а меня в архив — Это не справедливо.

И моя упертость, желание кому-то что-то доказать, зарабатывать самой и не зависеть от мужа — увела меня в другую сторону.

Амбиций много, желания доказать всем, что я могу хоть отбавляй, диплом в кармане, практики ноль. Но я этого не видела, я просто хотела самостоятельности.

Достигаторство — стояло на первом месте. Я спешила жить. Наверно поэтому, сейчас главным врагом на пути к успеху, считаю именно — ДОСТИГАТОРСТВО. И в своих программах всегда говорю:

— Достигаторство — это состояние минуса. А из минусового состояния, построить успешный бизнес нельзя —

Сюда же кстати относятся такие состояния, как Зазеркалье, когда вы очень зависимы от другого мнения и потеря управления своей жизнью. Помните, я писала в предыдущих постах, это когда вы пересаживаетесь на пассажирское сиденье и отдаете управление своей жизнью в чужие руки.

И так получилось, что сразу после окончания института я пошла работать торговым представителем. Машины тогда у меня не было и я своими ножками прошла не один километр дорог. Мне не важно было какая погода на улице, у меня была цель и я шла к ней.

Тогда я еще плохо понимала, что означало работать торговым представителем, но это не пугало меня. И я гордо шла на работу.

Материальная сторона была важна, но не она определяла мой путь. Я всегда делала и продолжаю делать то, что считаю экологичным и корректным по отношению к людям.

Я очень быстро проиграла. Проиграла в нечестной игре…

Так разбилась моя первая мечта…

  Автор:
  1548

“Я буду адвокатом…” — эти слова я сказала маме, когда пришло время выбирать свой путь, выбирать куда после 10 класса я пойду учится.

“Ты что? Женщина должна быть дома и иметь нормальный график работы. Она должна в 19-00 быть дома и думать только о семье. Ты не пойдешь учиться на адвоката, это не женская профессия…”

Ни одни разговоры, ни одни доводы, не изменили маминого настроя. Конечно, мне было тяжело смириться с этим… Я по детски переживала.

Так разбилась моя первая мечта.

Это было не единственное, что мне досталось в наследство от мамы.

Я росла очень амбициозным ребенком, хотела всегда быть первой и мне это удавалось. Не просто — но удавалось. А мама всегда одёргивала меня, говоря: “Не вылезай… Чем сильнее взлет, тем больнее падать…”

“Ты родилась в обычной семье, мы звезд с неба не хватаем, запомни, рожденный ползать — летать не может…”

Эти слова мама всегда говорила мне. А еще добавляла: “Что на роду написано, то не изменить…”

Уже будучи взрослой, я шла наперекор всему и даже когда пошла работать в коммерческую фирму, ничего не сказала маме, потому что она не поняла бы меня.

Она всю жизнь проработала на одном месте и всегда повторяла: “Я одна работаю на стабильной работе, у меня у одной есть тыл.”

Папа? Папа как раз был тем человеком, что не боялся рисковать. Из-за своего правдолюбия, потерял хорошую работу и потом долго не мог встать на ноги.

А я очень боялась расстроить маму. Лояльность к семье — это то чувство, которое порой отбирает у нас наш путь, нашу дорогу. Мы почему то чувствуем вину за то, что наши семьи живут не так хорошо, как многие из нас, кто взял ответственность в свои руки, за свою судьбу, за свой успех.

Ко мне часто приходят на консультации уже взрослые люди и я часто сталкиваюсь с тем, что именно мамы их не понимают. И казалось бы взрослый человек, который сам должен принимать решение и сам в ответе за свою жизнь — боится ослушаться маму.

Мама — это часть семьи. Именно семья является одним из наиболее важных аспектов жизни человека.

Именно семья — первое общество, с которым сталкивается ребенок в своей жизни. Общение в семье имеет огромную роль, так как маленький ребенок через общение с мамой и папой набирается навыков, как в дальнейшем общаться со всем обществом. Как правило, то что мы выносим из семьи, преследует нас потом всю оставшуюся жизнь.

И как больно бы это не звучало сейчас, но именно семья, первый враг на пути нашего Успеха. Именно семья навешивает на нас первые ярлыки “неудачнков”, сравнивая нас с более успешными и послушными детьми, ломая при этом вашу самооценку сразу же.

Семья — это весь ваш род/система, начиная от 7 поколения назад. А у системы нет задачи вырастить вас успешными и счастливыми. У системы одна функция — выживание.

Именно поэтому, многих из вас ваши семьи не понимают, не принимают то, что вы делаете. Таким образом, как им кажется, они стараются уберечь нас от опасности.

Это сейчас будучи психологом, я понимаю, что слова мамы были той самой защитой, она так видела, она хотела уберечь меня от переживаний. Ведь адвокат — это работа с человеческими судьбами, а значит полная включенность. Работа не по трудовой книжке — это как ей казалось, не стабильна. И если я родилась в семье, которая не хватает звезд с неба — и у меня не получится.

Но тогда, ребенком, я не обладала достаточной внутренней силой, чтобы противостоять этому и сделать свой выбор.